М. И.  Савинцева

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЙ СФЕРЫ  И НАПРАВЛЕНИЙ РАЗВИТИЯ ИНФОРАМЦИОННОГО ОБЩЕСТВА ЯПОНИИ

В силу своей специфики, информационно-телекоммуникационная индустрия Японии находится в постоянном и интенсивном развитии, стремясь предлагать все более и более совершенные технологии передачи, распространения и обмена информации в обществе. Поэтому, в свою очередь, реализация государственной политики в сфере развития информаци­онно-телекоммуникационных технологий для поднятия экономиче­ско­го роста страны для Японии продолжает быть одной из ее основных целей[i].  В российской литературе, посвященной изучению развития данной индустрии, не раз подчеркивается, что информационно-телекоммуникационные технологии (ИТТ) распространяются  с невероятной скоростью, захватывая все новые и новые страны и обретая характер информационной революции[ii], а в развитых странах для секторов экономики с интенсивным использованием информационных технологий превышает 50%[iii]. Также отмечается, что и в организационном плане на прогресс в развитии информационной техники и технологии большое влияние оказали различные меры государственного регулирования  экономического развития[iv]. Японская экономика после почти десяти лет стагнации в настоящее время демонстрирует значительный рост, так как в стране было осознано прямое влияние развития научно-технической и инновационной сфер на рост экономики страны.

Высочайший уровень развития японской модели информационного общества и телекоммуникационных технологий в стране был обеспечен тем, что с 2000 г. Правительство страны стало предпринимать простые, но чрезвычайно реши­тельные меры по реализации намеченных целей новой государственной политики развития страны, так называемой политики «Информационной революции», основы которой не раз освещались в российской литературе[v]. Данная государственная политика была ориенти­рованна на то, чтобы  оптимизировать информационно-телекоммуникационную индустрию[vi] и сделать Японию ведущей в мире по их использованию ИТТ.

Так, в Японии в 2000 году был принят Закон «О формировании передового информационного и телекоммуникационного сетевого общества», вступивший в силу в январе 2001 года. В 2001 г. Совет по развитию информационных технологий при Правительстве Японии принял пятилетний план развития информационной инфра­структуры[vii] – «Стратегия информационно-технологического развития страны» (e-Japan Strategy или «Электронная Япония») в рамках программы «Информационная революция», в котором были обозначены следующие цели: создание законодательной базы для развития информационного общества в Японии; развитие информационных технологий в различных областях; реализация программы «Электронное правительство» и обеспечение информатизации органов власти; реализация программы «Электронная коммерция»; обеспечение населения высокоско­ростным Интернетом; подготовка высококвалифицированного персонала для работы в новых условиях эры информационного общества.   

В настоящее время в Японии в полной мере реализуется также программа «Электронное правительство», направленная на улучшение электронного документооборота между органами государственной власти и предоставление гражданам органами государственной власти административных услуг и информации о своей деятельности посредством Интернета и информационно-телекоммуникационных технологий.

Создание правовой базы и развитие информационных технологий для  дальнейшего функционирования информационного общества в Японии являлись приоритетными направлениями программы «Информационная революция», которые во многом и обеспечили ее успех.

Опыт Японии по формированию информационно-телекоммуникционной индустрии, использованию информационно-телекоммуникционных технологий и построению передового информационно-телекоммуникационного общества уникален. Уникален такой опыт по нескольким причинам. Во-первых, Правительство Японии четко контролировало разработку и реализацию стратегий государственных программ по использованию ИТТ в стране. Во-вторых, Япония за кратчайший срок (за 5 лет) к 2006 году стала одной из ведущих стран в мире по использованию ИТТ и созданию информационного общества в стране[viii]. В-третьих, Япония является примером гармоничной «адаптации общей информационной концепции к национальным условиям»[ix].

Таким образом, благодаря четкой продуманному Правительством Японии плану действий, ключевыми пунктами которых было законодательство и информационно-телекоммуникационные технологии, упомянутые цели были достигнуты в стране за максимально короткий срок  - с 2001 по 2006 гг. С 2007 г. Япония по решению Совета по развитию информа­ционных технологий при Правительстве Японии на основе нового документа – «Стратегия информационно-технологического развития страны – 2» (2006) перешла уже на второй этап развития информационного общества – развития информационного и телекоммуникацион­ного сетевого общества. Основой построения новой Стратегии стало воплощение в жизнь политики по реализации универсальной информационной услуги, закрепленной отдельной новой государственной программой Японии –  «Общество с повсеместными сетями связи» (или u-Japan Policy), направленной на обеспе­че­ние повсеместного доступа населения к информационным техноло­гиям, представленной в декабре 2004 года. Основные положения-цели данной программы, которые должны быть реализованы к 2010 году это: развитие единых повсеместных сетей связи (100% населения должны иметь высокоскоростной доступ к Интернет); передовые информационно-коммуникаицонные технологии должны служить во всех социальных сферах; обеспечивать условиям комфортности использования и распространения информационно-коммуникационных технологий в стране (80% населения не должно испытывать психологических и иных проблем при использовании ИТТ)[x].

Какой же путь проделала Япония к тому, чтобы справедливо называться лидирующей державой, а точнее «наиболее передовой информационно-телекоммуникционной нацией в мире»?  

История формирования информационного общества Японии

В целом, историю формирования и развития информационного общества, а также информационного законодательства, условно можно разделить на четыре основных этапа[xi]: 1963–1995 гг.; 1996–1999 гг.; с 2000 г. по 2006 г. и с 2007 г. по настоящее время.

Однако общая динамика развития инфор­ма­ци­онного общества и информационного законодательства Японии может быть разделена на два основных периода: предыстория формирования информационного и телекоммуникационного общества (1963–2000) и начало формирования нового типа японской модели информационного общества – информационного и телекоммуникационного (2001–2006), один из этапов которых уже завершился к 2006 г. Так, в официальном заявлении Правительства Японии говорится, что в 2006 г. завершился первый этап реализации госу­дарственного плана-программы «Стратегия информационно-технологиче­ского развития страны»[xii], поскольку ее цели к 2006 г. были уже достигнуты и с 2007 г. страна перешла уже на второй этап реализации данной программы по построению уже информационного и телекоммуника­цион­ного сетевого общества на основе нового документа – «Стратегия информационно-технологического развития страны – 2» (e-Japan Strategy II )[xiii], при­ня­того Советом по развитию информационных технологий при Правитель­стве Японии.

Начало формирования информационного общества было инициировано  многочисленными публикациями японских исследователей, вышедших в свет в Японии в 1960-х – начале 1970-х гг., которые и привели к тому, что теория информационного общества вызвала огромнейший интерес со стороны Правительства Японии, став основой его политики на более чем два десятилетия. Прежде всего государственная политика была сориентиро­вана на теоретическое формирование концепции информа­ционного общества. Внимание теоретиков доктрины информационного общества в основном было сосредоточено на наступлении переходного периода для страны, когда уже требуется переносить акценты государственного регулирования с поддержки сферы тяжелой промыш­ленности на интеллектуальную сферу[xiv].

Относительно развития японской модели информационного общества, стоит отметить, что Япония является первой страной в мире, в которой учеными еще в начале 1960-х – 1970-х гг. была сформулирована теория информационного общества (情報社会 joho shakai) и введены в оборот такие понятия, как «информатизация» (joho-ka), «информационная индустрия», «компьюте­ризация». Теория информационной индустрии (joho sangyo) и сам термин «информационное общество»[xv] впервые были предложены на обсуждение общественности японским ученым Умесао Тадао, опублико­вавшим в 1963 г. статью «Теория информационной индустрии»[xvi]. Он был одним их первых, кто предвидел культурную революцию благодаря возрастающему количеству обмена информацией. В 1969 г. профессором Хаяси Юдзиро была также выдвинута и популяризирована теория информатизации в книге «Информатизированное общество: от индустриального общества к интеллектуальному обществу»[xvii], характеризовавшая в то время изменения общества и его переход к информационно-ориентированному, т.е. информационному, обществу в связи с увеличением объема информации и ее обменом посредством информационных технологий.

Еще одним основоположником концепции информационного общества и ее практической реализации в Японии был профессор Университета Аомори и основатель Института информационного общества Масуда Ёнэдзи. Ё. Масуда первым четко сформулировал направления развития информационного общества, под которым понимал прежде всего компьютеризацию в социальной и экономической сферах государства, а главным продуктом информационного общества видел информацию, технологии и знания. По его мнению, «информационное общество будет новым типом общества, полностью отличающимся от существующего в настоящее время индустриального общества». По его словам, «производство информационного продукта, а не продукта материального, будет движущей силой образования и развития общества»[xviii]. Основа теории Ё. Масуды состояла в том, что «инновации в информационной технологии – это скрытая сила социальной трансформации, которая выражается в радикальном увеличении количества и качества информации, а также в возрастании объемов ее обмена»[xix].

Интересно, что в «Белой книге» Министерства государственного управления, общих дел, почт и телекоммуникаций[xx] в 1978 г. был сделан важнейший вывод, который и дает ключ к пониманию того, что привело к развитию инфор­мационного общества в Японии: «Требование предоставления информации через средства массовой информации является односторонней, инертной коммуникацией, тогда как требование предоставления информации с использованием личных коммуникативных средств, что характеризует уже двустороннюю коммуникацию, радикально увеличилось. Это означает, что японское общество движется по направлению к новой ступени «информационного общества», приоритетной частью которого является получение большего количества информации в соответствии с индивидуальными требованиями человека взамен традиционному массовому производству и предоставлению информации»[xxi]. Таким образом, предоставление информации через средства массовой информации стало недостаточным, а личные, индивидуальные требования человека стали приоритетом при массовом производстве и предоставлении информации.

Главным образом на первом этапе формирования теоретических основ информационного общества в 1960-х – начале 1970-х гг. происходило осмысление изменений социально-экономических ориентиров в обществе, связанных с необходимостью массовой компьюте­ризации страны и обучением компьютерным навыкам персонала различных компаний – как государственных, так и частных. В то время полагали, что компьютеризация откроет людям доступ к широким источникам информации, освободит их от рутинной работы и создаст условия для всеобъемлющей автоматизации производства[xxii]. Именно в середине 1960-х гг. и была опубликована первая «Белая книга» по компьютеризации Японии.

Таким образом, Япония постепенно становилась пионером в развитии компьютеризации и формировании теоретической базы информа­ционного общества, т.е. наметились черты информатизации страны, а создание «японской концепции информационного общества осуществлялось прежде всего для решения задач экономического развития Японии»[xxiii].

Однако вопросов о необходимости подготовки законодательной базы для развития соответствующих направлений новой политики государства, ориентированной на построение информационной инфрастуктуры в стране, в Правительстве Японии еще не возникало.

В целом первый этап развития информационного общества Японии характеризовался, прежде всего, поиском ключевой теоретической основы для перехода общества к новому типу. Первоначально такая основа была представлена в статье Т. Умесао «Теория информационной индустрии» и книге Ю. Хаяси «Информационное общество: от индустриального общества к интеллектуальному обществу».

В 1968 г. еще один известный японский ученый Кеничи Кохияма представил свою книгу «Введение в теорию информационного общества», в которой рассматривал возникновение некоего телематического общества – общества в век информации. Эти публикации впервые в Японии вызвали огромный интерес к теории информационного общества, а чуть позже, в 1978 г., понятие телематического общества было перенесено в Европу, когда Симон Нора и Алан Минк, позаимствовав название нового типа общества, использовали его в представленном президенту Франции докладе о компьютеризированном обществе[xxiv].

Здесь стоит обратить внимание на то, что в российской научной литературе авторство самого понятия «информационное общество» часто ошибочно приписывается то К. Кохияма[xxv], то Ю. Хаяси[xxvi], то Ё. Масуда. Однако следует говорить о том, что первенство введения в оборот понятия «информационное общество» принадлежит Тадао Умесао, который наиболее плодотворно работал над теорией информационного общества. Возникновение такого общества он видел как результат использования информационно-коммуникационных технологий в эконо­мике страны и в обществе. С другой стороны, не так важно, кто первый предложил термин «информационное общество», поскольку и Т. Умесао, и К. Кохияма, и Ю. Хаяси, и Ё. Масуда являются основоположни­ками общей концепции информационного общества, которая потом получила свое распространение в США, Европе, а затем и в России. Одна из основных причин того, что авторство термина «информационное общество» ошибочно приписывается разным японским ученым, состоит в том, что только Ё. Масуда свободно владел английским языком и популяризировал свои идеи посредством публикаций собственных исследований, в том числе и на английском языке. Таким образом, языковой барьер и сложность изучения японского языка стали причиной таких разночтений.

Теория информационного общества в Японии в течение более чем двух десятилетий являлась своего рода девизом (joho shakai) для Правительства Японии, став основой политики государства, сориентированной, как уже отмечалось выше, исключительно на формирование теоретической концепции информационного общества и ее реализацию на практике. В то время полагали, что в случае создания информационного общества будут фантастические результаты в сфере экономики и общего благосостояния населения. Однако какие-либо практические шаги еще не предпринимались и иных видимых ожидаемых результатов, кроме формирования абстрактной теории информационного общества и изменений в правительственной политике Японии, не было. Сама теория информационного общества из Японии постепенно была перенесена в США, и уже в конце 1970-х – начале 1980-х гг., по словам исследователей Дж. Веста, Джесона Дедрика и Кеннета Л. Краймера, «в Японии начался второй бум информационного общества»[xxvii].

Второй бум информационного общества в Японии возник тогда, когда на практике стали предприниматься первые шаги по формированию нового информационного общества, к примеру, экспериментальное построение города-технополиса (компьютеризированного города). Однако этому предшествовала подготовительная работа ряда исследовательских организаций, представивших Правительству Японии отчеты относительно модели будущего информационного общества, обозначив основные его «контуры». Так, в 1972 г. некоммерческой организацией – Институтом развития использования компьютеров – при участии Ё. Масуда был подготовлен и представлен в Правительство Японии довольно амбициозный документ – «План информационного общества – национальная цель к наступлению 2000 г.», содержащий описание направлений развития информационного общества Японии. Суть реализации этого плана состояла в создании такого общества, в котором будет процветать интеллектуальное творчество, заменяющее масштабное материальное потребление. По утверждению Ё. Масуда, если целью индустриального общества является количество массового потребления товаров, то информационное общество может быть обозначено как общество с высоким уровнем интеллектуальных результатов, где люди будут смело строить планы на будущее и реализовывать их [xxviii].

При участии Правительства Японии план был частично реализован в таких сферах, как образование (помощь в обучении работе с компьютерами); медицина (создание системы срочного оказания медицинской помощи); формирование административного банка данных документов, создаваемых должностными лицами Правительства; создание компьютеризированного города (города-технополиса) в качестве модели информационного общества, в котором должны были предоставляться новейшие информационно-коммуникационные услуги; охрана окружаю­щей среды (создание системы предотвращения загрязнения)[xxix].

В рамках работы над планом построения такого информационного общества Ё. Масуда[xxx] разработал известную сегодня теорию компьюто­пии. Суть этой теории основывалась на том, что комьютопия – это общество будущего, в котором каждый человек распоряжается своим временем с пользой для себя, а также общество, в котором всем предоставлена свобода принятия решений, равных возможностей, создания различных организаций и сообществ, деятельность которых направлена на достижение какой-либо единой цели. По его мнению, компьютопия – это общество, которое свободно от какого-либо господствующего влияния[xxxi]. При этом в таком обществе возрастание роли информационных ресурсов приведет к полной объективизации информации, т.е. к отделению ее от субъекта информации, от первичной формы. Компьютер доводит процесс объективизации до окончательного отчуждения информации от человека и на этой стадии, по мнению Ё. Масуда, для производства информации люди уже не будут нужны. В то же время «информационная польза» является своего рода символом информационного общества, в котором информационная инфраструктура состоит из компьютерных и коммуникационных сетей, посредством которых можно обрабатывать информацию, получать различные информационные услуги, а любой человек, где бы он ни находился в данную минуту, мог бы в любое время легко, быстро и недорого получать необходимую информацию[xxxii]. Таким образом, Ё. Масуда в какой-то мере пророчески предвидел создание в будущем информационного общества – компьютопии в качестве компьютеризированного общества с большими объемами информации (чем в настоящее время, по сути, является глобальная сеть Интернет, а также возможности с помощью информационно-телекоммуникационных технологий быстро обмениваться информацией), а также построение уже не просто информационного, а информационного и телекоммуникацион­ного сетевого общества.

Период 1980-х гг. в Японии можно охарактеризовать как период массовой информатизации страны[xxxiii] и начала формирования информа­цион­ного общества. В марте 1980 г. был опубликован документ «Перспективы политики Министерства внешней торговли и промышленности на 1980-е годы», в котором впервые была провозглашена рассчитанная на 20 лет программа создания технополисов – городов наук, а с момента принятия в Японии в 1983 г. Закона «Об ускорении регионального развития на основе высокотехнологичных комплексов» (Закон о технополисах) началось их создание[xxxiv]. Города-технополисы были призваны стать центрами «производства» новых знаний с целью разработки новейших технологий. Вместе с реализацией концепции создания технополисов в 1980 г. крупнейшая японская телефонная и телеграфная корпорация приняла собственную программу – «Развитие системы информационных сетей». Цель данной программы была в осуществлении технической замены устаревшей телефонной сети оптико-волоконными линиями связи, которые соединили бы между собой крупнейшие города, технополисы и региональные центры страны[xxxv].

Благодаря таким действиям на национальном уровне при поддержке Правительства Японии к 1993 г. страна уже являлась одной из лидирующих стран в мире по развитию новых средств массовой информации с использованием новейших телекоммуникационных технологий и быстрой, интенсивной передачей большого количества новостной и иной информации[xxxvi].

В январе 1994 г. Министерством коммуникаций был обнародован документ об основах информационно-коммуникационной политики «По направлению к созданию новой информационно-коммуникационной индустрии»[xxxvii], а 2 августа 1994 г. Кабинетом министров был сформирован Центр по обеспечению развития передового информационного и телекоммуникационного общества XXI века, в который вошли представители от всех министерств Японии. В этом же году один из известных японских исследователей информационного общества Сюмпэй Кумон отметил, что Япония еще в начале 1990-х гг. была страной со слабым законодательным регулированием в сфере информационных отношений, низким уровнем доступности Интернета для населения и отсутствием развитой информатизированной инфраструктуры. Он также отметил, что, когда происходит интенсивное развитие процесса создания индустрии информации и информационного «интеллекта», мы должны пересмотреть прошлое. Нигде нет гарантии, что идеи, образ действий и правовая система, которые были пригодны для периода, задача которого – «догнать», эффективны для периода, когда мы вступаем в еще неведомый мир, называемый информатизацией[xxxviii].

С момента принятия Закона «О формировании передового информационного и телекоммуникационного сетевого общества»[xxxix] (2000) Япония, завершив построение информационного обще­ства, вступила в новую фазу развития информационного общества – развитие информационного и телекоммуникационного сетевого общества. Не изменяя основной цели развития информационно-ориентированного общества, в котором информация и знания стали главными ценностями, основываясь на Законе «О формировании передового информационного и телекоммуникационного сетевого общества», к новейшим направлениям развития информационного общества Японии следует отнести: значительное продвижение новой стратегии информационной политики через структурные реформы; акцентирование на пользователях информационных технологий; внесение вклада в международ­ное сотрудничество и усиление международной конкурентоспособно­сти.

Интересно, что начиная с 2000 г., ежегодному аналитическому отчету Министерства коммуникаций, которое является основным контролирующим органом в сфере ИТИ – «Белой книге», в зависимости от достигнутых за прошедший год результатов в телекоммуникацион­ной информационной сфере, а также тенденций ее преобразования, присваивается название, являющееся своего рода лозунгом: «Расширение границ: информационные и коммуникационные технологии в XXI веке» (2000), «Всестороннее развитие информационных технологий» (2001), «Продвижение информационно-коммуникационного общества» (2002), «Построение в Японии «нового общества» с широким использованием информационно-коммуникационных технологий» (2003), «Построение сетевого общества с повсеместным доступом к информационным технологиям в мире» (2004), «Будущее: обеспечение повсеместного доступа к информационным технологиям» (2005) и «Информация и коммуникации в Японии» (2006).

В отличие от прежней стратегии, когда основными задачами являлись установление информационной инфраструктуры и распространение новейшего информационно-коммуникационного оборудования, а также улучшение доступа к информации, акценты постепенно сместились на повышение уровня использова­ния информационных технологий и проработку направлений по изменению общества, в котором значительное место будут занимать все возможности и удобства использования информационных технологий для того, чтобы люди смогли в полной мере получать выгоды от информационных технологий.

В 1995 г. в составе Центра был создан подкомитет по пересмотру системы развития информационного и телекоммуникационного общества. Таким образом, с 1996 г. Япония перешла на второй этап реализации создания  информаци­онного общества и проведения информационно-телекоммуникационной реформы.

Так, в мае 1996 г. был представлен доклад «Средний план по развитию информационно-коммуникационной инфраструктуры к 2000 г.», а в июле этого же года Министерство коммуникаций сформировало новую группу по рассмотрению процессов конвергенции технологий и результатов ее осуществления в телекоммуникационной и телерадиовещательной сферах.

В рамках второй информационно-телекоммуникационной реформы в основном принимались меры по улучшению обеспечения безопасности информационных систем. Например, в 1996 г. Министерство коммуникаций поддержало 19 экспериментальных проектов, направлен­ных на совершенствование технологий безопасности и необходимых для развития торговли посредством электронных средств связи, выделив 93,4 млн. долл. на их финансирование.

В ноябре 1998 г. был опубликован административно-правовой документ «Основные руководящие принципы по обеспечению развития информационного и коммуникационного общества», который заменил собой документ «По направлению к созданию новой информационно-коммуникационной индустрии» 1994 г.

В соответствии с новым документом направления и способы построения информационного общества понимались главным образом как цифровая революция, а основой информационного общества являлась новая социально-экономическая система, посредством которой общество может свободно создавать, распростра­нять и использовать информацию и знания (так называемые продукты интеллек­туальной деятельности), гармонизировать жизнь, культуру, промышленность, экономику, природу и окружающую среду. Создание такой системы имело целью заменить плохо функционирующую в то время иную систему, которая была основана на массовом производстве и массовом потреблении. Создание новой системы явилось лидирующим направлением проводимых реформ – реформ цифровой революции по расширению экономических границ, устранению дорогостоящих коммуникационных структур, которые дадут возможность людям жить более свободно и благополучно[xl].

В этот период Япония впервые столкнулась с некоторыми проблемами, которые тормозили развитие информационного общества[xli]. Так, в основе возникновения таких проблем было выявлено несколько причин.

Во-первых, в целом население Японии по сравнению с населением США и Западной Европы находилось на более низком уровне компьютерно-информационной грамотности. Отчасти это объясняется некоторыми традиционными историческими факторами. Считается, что японцы предпочитают непосредственное и личное общение электронным средствам передачи информации. Кроме того, в японских школах было недостаточно развито компьютерное обучение[xlii].

Во-вторых, возросла роль программного обеспечения. Япония имела слабые позиции в области программного обеспечения (за исключением игрового).

В-третьих, одной из причин отставания можно считать структуру японских предприятий кэйрэцу с их строгой иерархичностью и забюрократизированно­стью, которые сдерждивали творческую активность, необходимую для развития информационно-телекоммуникационного сектора. Новые технологии, использующиеся в этом секторе, требуют реорганизации японских фирм таким образом, чтобы они могли быстро и адекватно реагировать на появление новой продукции на внешних рынках.

Наконец, в-четвертых, одной из причин замедленного роста индустрии страны являлось недостаточно быстрое и гибкое реагирование законодатель­ной и административно-бюрократической систем на стремитель­ный рост отрасли и запаздывание соответствующих законов, ограниченная доступность для населения в целом информации об административных правилах и регламентирующих актах, «непрозрач­ность» административных постановлений. Вышеизложенные проблемы в Японии успешно решались и продолжают решаться путем использования комплексного подхода к ним. В частности, путем реализации государственных программ по созданию единой национальной информационной инфраструктуры, широкомасштаб­ного финансирования информационно-коммуникационной сферы, принятия соответствующих правовых документов, что и обеспечило Японии мощное развитие всей информационно-коммуникационной сферы. Так, Министерство строительства выделило средства на программу по прокладке оптико-волоконного кабеля к каждому японскому дому (примерно 60 тыс. семей), которую предполагается завершить к 2010 г. Министерство просвещения поддерживает программу по присоединению всех японских школ к Интернету[xliii].

В 1999 г. Япония совершила технологический прорыв, разработав систему мобильной связи с беспроводным доступом в Интернет (i-mode)[xliv], своего рода конвергированной услуги, которая привела к быстрому росту числа пользователей Интернета.

В целом государственная стратегия по оптимизации информационно-телекоммуникационной сферы с целью развития информационного общества Японии состояла в том, что включала в себя весь комплекс  определенных мер, направленных на разработку и финансирование соответствующих государственных программ по улучшению использования информационных технологий в определенных областях социальной жизни общества и обязательное создание необходимой законодательной базы для развития информационных технологий, а также доступа к ним. В этот же период с 1998 г. в Японии начинается активная подготовка проекта закона «О доступе к информации, находящейся в ведении административных органов власти».

В мире до сих пор нет страны, способной конкурировать с Японией в сфере усовершенствования изобретений и использования новейших телекоммуникационных технологий[xlv], т.е. в инновационной сфере. Однако по уровню развития информационных технологий Япония уступает только США, а по показателям доступа в Интернет не только США, но и таким странам, как Корея, Швеция, Финляндия, Норвегия и Канада[xlvi].

Однако все же можно сделать вывод, что Японии удалось преодолеть проблемы с отставанием по многим позициям в информационно-коммуникационной сфере, в частности, законодательного регулирования этой сферы. Тенденция развития правовой базы для ИТИ была такова: в Японии последовательно принимались программы государственной политики с целью оптимизировать информационно-телекоммуникационную сферу, которые затем дисциплинированно реализовывались с постепенным добавлением некоторых правовых документов, регулирующих информационные отношения.

В апреле 1999 г. Центром по обеспечению развития передового информационного и телекоммуникационного общества XXI века был составлен «План реализации основных принципов развития информационного и телекоммуникационного общества Японии», приня­тый с целью реализации документа «Основные руководящие принципы по обеспечению развития информационного и коммуникационного общества» (1998), а летом 1999 г.[xlvii] Центр уже приступил к его реализации.

Основными принципами развития японской модели информационного общества на последующие годы являлись следующие: поддержание инициативы в частном секторе, создание Правительством Японии благоприятных возможностей для развития частных инициатив в информационно-коммуникационном секторе, формирование инициативы Японии по установлению общих согласованных действий в международном сотрудничестве.

Летом 1999 г. при содействии Центра по обеспечению развития передового информационного и телекоммуникационного общества XXI века подкомитет Центра начал решение проблемы создания системы защиты персональных данных в Японии и соответствующего закона о защите персональной информации[xlviii].

В этом же году японское Правительство официально провозгласило начало программы новой государственной политики с громким названием «Информационная революция», а с 2000 г. стало предпринимать конкретные действия. В июле 2000 г. Кабинет министров в своем составе учредил специальный руководящий орган – Стратегический центр по развитию информационных технологий (IT Strategy Headquarters), возглав­ляемый премьер-министром, а также Совет по развитию информационных технологий (IT Strategy Council).

Цель работы Совета состоит в «объединении сил общественности и частных секторов для формирования стратегического развития информационно-коммуникационной сферы ради предоставления возможности всем японским гражданам обладать выгодами информа­ционно-телекоммуникационной революции и развития Японии в качестве конкурентоспособной интернациональной нации, основываю­щейся на информационно-коммуникационных достижениях»[xlix].

Таким образом, в Японии была подготовлена организационная и правовая основа поддержки реализации намеченных целей в информа­ционно-коммуникационной сфере для развития японской модели информационного общества.

Принятие Закона «О формировании передового информационного и телеком-муникационного сетевого общества» и создание руководящего органа в целях решения практических проблем модернизации информационного общества можно считать началом третьего этапа развития японской модели информационного общества. В 2000 г. бывший премьер-министр Й. Мори обещал, что через пять лет Япония станет ведущей нацией в сфере информационных технологий, говоря также о том, что эта сфера является ключевой для процветания нации. По его словам, «реализация японского общества информационных технологий будет ключевым моментом для того, чтобы обеспечить благополучие в жизни японского народа, соответствующее XXI веку, и усилить конкурентоспособность страны». Чтобы достичь этой цели, Правительство должно было как можно раньше разработать национальную стратегию информационной технологии, так называемый план-программу «Стратегия информационно-технологического развития страны[l], и акцентировать внимание на том, что для реализации информационной политики требуются четкие финансово-экономические, а также правовые меры в качестве основной части реализации политики[li].

Таким образом, в 2006 г. Япония завершила первый этап формирования информационного общества по программе «Информационная революция» и в 2007 г. вступила уже на следующий этап дальнейшего современного развития политики по всесторонней реализации информационных технологий и информационного общества в стране. По официальному мнению Правительства Японии, ситуация в информационной сфере такова: если в 2000 г. Японии нужно было двигаться по направлению развитых стран в информационной сфере, воспользовавшись действительно революционной политикой в этой сфере, то в настоящее время страна достигла значительных результатов и вступает в завершающий этап программы «Информационная революция».

Информационно-телекоммуникационное законодательство

В Японии четко разграничивается законодательство о телекоммуникациях, которое постепенно формируется в так называемое телекоммуникационное право и информационное законодательство, постепенно оформляющееся в отдельную отрасль информационного права, регулирующего информационные права граждан и деятельность участников ИТИ. При этом под информационными правами в Японии понимаются права, свя­зан­ные с самостоятельной обработкой информации, защитой, созданием инфор­мации, а также с управлением персональной информацией[lii]. Упоминание информационных прав в качестве обобщающего понятия нескольких прав граждан в сфере реализации информационных отно­шений в японской правовой литературе встречается крайне редко, а информационное право в качестве комплексной отрасли законодательства  еще не рассматривается вообще. Например, на информационные права граждан есть лишь поверхностная ссылка, а упоминание информационного права в качестве комплексной отрасли встречается в несколько ином контексте: «Информа­ционная революция, проводимая в стране, вносит изменения в обществе. В этой связи новая правовая система должна отреагировать должным образом, создав «компьютерное право» – отрасль   права, регули­рую­щую права и обязанности неправительственных организаций и «сетянина»[liii] и базирующуюся на концепции «информационных прав»[liv].

Однако в настоящий момент в Японии существует разработанная  правовая база, всесторонне регулирующая инфорамционно-телекоммуникационную индустрию, определение которой имеет широкую трактовку: это и  «программное обеспечение, телекоммуникации, научные исследования, средства массовой информации[lv], информационные и почтовые услуги, строительство объектов информационной инфраструктуры, производство и аренду различного оборудования для получения, обработки и передачи информации»[lvi]. Из данного определения видно, ИТИ подразумевает весь комплекс услуг не только по передаче информации, но и по ее производству. Таким образом, перечень основных законов, регулирующих информационно-телекоммуникационную сферу Японии, является чрезвычайно объемным.

Так, правовое регулирование информационных отношений в зависимости от способа передачи информации осуществляется в Японии такими Законами, как «О доступе к информации, находящейся в ведении административных органов власти» (1999 г.)[lvii], «Об использовании информационных и телекоммуникационных технологий для админист­ративных процедур» (2002 г.), «О подготовке соответствующих законов для реализации прямого доступа к административным процедурам через Интернет» (2002 г.), «О свидетельстве цифровой подписи местной общест­венной организации»  (2002 г.), а также законодательством о телерадио­вещании[lviii].

Информационные отношения, мотивационная направленность которых – получение, защита или сохранение информации, регулируются такими правовыми актами, как Закон «О защите персональной информации» (2003 г.), Указ Кабинета министров № 506 «О дате вступления в силу Закона «О защите персональной информации» (2003 г.), Указ Кабинета Министров № 507 «О применении Закона «О защите персональной информации» (2003 г.), Закон «Об электронной цифровой подписи и услугах сертификации» (2000 г.), Закон «О перехвате коммуникационных сообщений» (1999 г.), Закон № 137 «Об ограничении ответственности провайдеров телекоммуникационных услуг и права требования раскрытия идентификационной информации отправителя» (далее Закон об ответственности провайдеров Интернета 2001 г.), а также правовыми документами, направленными на пресечение преступлений, совершаемых с использованием информационно-коммуникационных  технологий, – Законом № 128 «О несанкционированном компьютерном доступе» (1999 г.), Законом «О контроле использования информации и коммуника­ци­онных технологий для сохранения документов в частном секторе» (2005 г.)[lix].

Следует отметить, что в законодательстве Японии наметилась тенденция создания жесткого правового режима защиты информации в сети Интернет, поскольку Япония занимает твердую  позицию в сфере информационной безопасности, а правовое регулирова­ние защиты информации в сети Интернет, т.е. обеспечение информацион­ной безопас­ности, является одним из приоритетных направлений политики Японии в информационно-телекоммуникационной сфере.

Благодаря развитию Интернета и различных телекоммуникационных услуг с его использованием, увеличилось не только распространение информации, но и число нарушений прав человека, связанных с таким распространением. С каждым годом количество преступлений с исполь­зованием информационно-коммуникационных технологий растет. К примеру, в 2004 г. таких преступлений насчитывалось 2801, тогда как в 2000 г. их было 913[lx]. Специально созданный Совет по руководству реализацией Закона об ограничении ответственности провайдеров Интернета 2001 г.[lxi] принял в 2004 г. новый документ – «Руководство о диффамации, основанное на Законе «Об ответственности провайдеров Интернета»[lxii]. В июле 2005 г. Совет принял «Руководство для торговли, основанное на Законе «Об ответственности провайдеров Интернета»[lxiii].

Япония также приняла специальный План по борьбе с кибер-терроризмом (декабрь 2000 г.) с целью защиты телекоммуникационных и информацион­ных сетей от атак несанкционированного получения информации ограниченного доступа, «Руководство по обеспечению безопасности информационно-коммуникационных технологий» (июль 2000), а также план по защите информационных систем от несанкционированного доступа к компьютерным сетям. Правительство Японии, объединившись с частным сектором, разработало меры против кибер-терроризма в сфере телекоммуникаций, финансов, авиации, энергетики, газовой индустрии и правительственной администрации. К таким мерам относятся: повышение уровня безопасности информационных систем; установление и улучшение связи и координации между правительством и частным сектором для предупреждения кибер-преступлений и обмена информацией; выявление кибер-преступлений, установление основ информационной безопасности; международное сотрудничество.

Регулирование телекоммуникаций  в Японии

История современных информационно-телекоммуникационных услуг в Японии берет свое начало еще в 1854 году, когда командор Соединенных штатов Америки Мэтью Пэрри привез телеграфные машины. Известно, что Япония на протяжении более 200 лет проводила политику изоляции от других стран и отклоняла практически все предложения наладить торговые и коммуникационные отношения с иностранными державами. В то время, когда Япония открыла свои границы Западу, ее технологическое развитие было далеко от развитых технологий западных стран того времени, как, впрочем, и большинство азиатских стран. Однако Правительство Японии признало, что современная индустрия и передовые технологии чрезвычайны важны для страны и стало усиленно предпринимать меры по развитию технологий. Так, технологии телеграфных и телекоммуникационных услуг были одними из тех, которые стали в Японии интенсивно развиваться в то время. Услуга коммерческого телеграфа стала предлагаться в Японии с 1869 года, через год после начала реформ по развитию информационно-телекоммуникационных технологий, а в 1890 г., через год после того, как была принята и опубликована первая  Конституция Японии, телекоммуникации стали развиваться еще интенсивнее[lxiv]

 С этих пор Япония приняла участи в двух мировых войнах, претерпев и полный экономических крах, и радикальную демократизацию, и экономическое преобразование, которое получило название «японского чуда». Это захватывающий экономический рост не мог, однако, продолжаться всегда и после беспрецедентного процветания превратился в «мыльный пузырь», а Япония должна была пройти через период снижение экономического роста на протяжении  всех 1990 гг., называемый сейчас как «последняя декада». В настоящее время Япония борется за восстановление былого экономического могущества через конструктивные изменения в политической, правовой и экономической системах. Телекоммуникационный рынок Японии, в свою очередь, является как раз одним из тех секторов, подпадающий под эти структурные реформы. Наиболее крупное изменение со времени второй мировой войны, конечно же, явилась либерализация и приватизация в телекоммуникационном секторе.  Новые законы, принятые в 1984 году, ликвидировали монополию крупнейшей японской телекоммуникационной компании NTT (Nippon Telegraph and Telephone) и установили основные правила для либерализации рынка телекоммуникационных услуг. Начало либерализации в телекоммуникационном рынке в 1984 году сопровождалось приватизацией, в результате которой NTT была преобразована в частную компанию. С этого времени установились меры и правила регулирования добросовестной конкуренции в телекоммуникационной сфере.

В Японии всестороння либерализация телекоммуникационных услуг началась в 1985-1986 гг. с отмены установленной монополии корпорации NTT и предоставления разрешения двум другим ТК компаниям осуществлять телекоммуникационную деятельность. Однако, предоставляя этим компаниям такое разрешение, оно было недостаточным для того, чтобы стать полноценным участником ТК рынка, поскольку NTT продолжала занимать доминирующие позиции на телекоммуникационном рынке и блокировала, таким образом, деятельность новых участников. Начинающейся конкуренции на рынке ТК услуг требовалось регулирование, которое было бы согласовано с бывшим монополистом NTT.

В настоящее время, японская ТК индустрия находится под особенным регулированием и контролем со стороны Министерства общих дел и коммуникаций, которое и несет ответственность за регулирование деятельности участников телекоммуникационной сферы. Закон «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций» 1984 г. всесторонне регулирует практику ведения ТК деятельности и закрепляет основы  добросовестной конкуренции. В соответствии с данным законом, Министр коммуникаций наделен широкими полномочиями по изданию распоряжений по улучшению работы данной сферы (ст. 29 Закона) и осуществлению мер, способствующих конкуренции.

Положением о специальной регуляторной системой оборудования, представленной в 1997 году, устанавливаются правила осуществления деятельности операторов телекоммуникаций, которые устанавливают соответствующее оборудование[lxv].

Основными правовыми документами в информационно-телекоммуникационной сфере[lxvi] являются Закон «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций» № 86 (1984 г.), Закон «О формировании передового информационного и телекоммуникационного сетевого общества» № 144 (2000 г.), Закона «О проводных телекоммуникациях» № 96, (1953 г.), Закон «Об исполнении Закона «О проводных телекоммуникациях» и Закона «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций» №98 (1953 г.).

В соответствии с Законом «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций» № 86 от 25 декабря 1984 г. телекоммуникации  определяются как передача, ретрансляция или получение сигналов, звуков или изображений по проводным, радио- или другим электромагнитным способом (ст.2 п. 1).    

Базовый Закон в сфере телекоммуникаций Японии - «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций» 1984 г. дает четкое определение таких ключевых понятий как телекоммуникационные услуги, телекоммуникационное оборудование, коммерческая деятельность в сфере телекоммуникаций, телекоммуникационная деятельность и оператор телекоммуникационной деятельности.

Под телекоммуникационными услугами понимается передача информации определенному человеку, при которой используется электрическое оборудование, а телекоммуникационные компании не вовлечены в процесс создания информации[lxvii]. Закон телекоммуникационные услуги четко определяется посредническая деятельность в процессе передачи информации через использование телекоммуникационного оборудования (ст. 2 п.3).  Телекоммуникационные средства - это механизмы, оборудование, провода, кабели или иное электрическое оборудование для коммуникационных операций (ст.2 п.2).

Оператор телекоммуникационной деятельности (или курьер телекоммуникационной услуги) – любое лицо, которое получило регистрацию в соответствии со ст. 9 Закона для осуществления своей деятельности в сфере телекоммуникаций и представил уведомление в соответствии со ст. 16 п. 1 упомянутого Закона.

Таким образом телекоммуникационные услуги только лишь предоставляют, передают, распространяют информацию, а информационно-телекоммуникационная услуга подразумевает уже не только передачу или распространение информации,  но и ее производство.

Телекоммуникационный рынок Японии, имея собственных крупных игроков, таких как NTT Group (NTT West, NTT East, NTT DoCoMo), KDDI Group (Dion, Au, Tu-Ka), Softbank Group (SoftBank BB, Japan Telecom) продолжает быть наикрупнейшим  в мире, достигнув высочайшего технического стандарта. Объем рынка информационно-телекоммуникационной индустрии Японии достиг 116 трл. йен в 2002 году. В конце 2003 года число подписчиков на телефонные услуги достигло 51,59 млн., а число пользователей мобильными телефонами было 81,52 млн. человек и более 77 млн. человек являются пользователями Интернет. В сентябре 2004 года насчитывалось примерно 12,8 млн. ассиметричной цифровой абонентской линии (ADSL) пользователей и 2 млн. пользователей оптоволоконного соединения для дома (FTTH)[lxviii].

Развитие кабельного телевидения в Японии не было столько успешным, но даже эта услуга насчитывала примерно 2,8 млн. своих потребителей. Покрытие оптоволоконными сетями связи достигло 80% территории Японии к концу финансового 2003 года.  Сейчас в Японии насчитывается в общей сложности 14,449 телекоммуникационных операторов. Однако в апреле 1985 года, спустя несколько месяцев после принятия Закона «О  коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций», насчитывалось 87 операторов, в 1989 г. – 738, в 1993 г. – 1,259, в 1997 г. – 4,726, а в апреле 2001 г. – 9,348[lxix]. В сентября 2007 году насчитывалось 10,52 млн. пользователей оптоволоконными сетями связи и доступа к Интернет[lxx].

Основные этапы ТК политики конкуренции представляются следующим образом: от монополизации к добросовестной конкуренции 1985-1997 гг.; дальнейшее поощрение продвижения конкуренции 1997 – 2004  гг.; от регулирования ex-ante к регулированию ex-post[lxxi] с 2004 г. по настоящее время. Период с 1985 по 1997 гг. в основном характеризовался проведением приватизацией NTT, разработкой и представлением общих принципов ТК рынка Японии основанных на поощрении конкуренции. Период с 1997 г. по 2004 г. характеризовался дерегулированием ограничений ТК рынка, реорганизацией NTT в 1999 г., представлением LRIC[lxxii]  модели в 2000 г., созданием рабочего Совета по телекоммуникационной деятельности. С 2004 года в Японии были отменены типы 1 и 2 телекоммуникационной деятельности, установленные Законом «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций», а также проводится интенсивное дерегулирование цен и тарифов на ТК услуги для операторов, не являющимися главными на ТК рынке, поощрение добросовестной конкуренции на ТК рынке.  Закон «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций» до 2004 г. устанавливал  два типа телекоммуникационной деятельности: тип 1 и тип 2. К типу 1 относились такие виды ТК услуг, осуществляемые операторами, которые сами устанавливали сеть своего оборудования. К таким крупнейшим компаниям-монополистам, осуществляющим телекоммуникационную деятельность первого типа относились NTT, KDD, Japan-Telecom и 7 менее крупных компаний. Отмена данного типа деятельности способствовала появлению операторов связи, которые предоставляют ТК услуги в сфере кабельного телевидения, беспроводной локальной вычислительной сети (wireless LAN) ограниченному кругу пользователей[lxxiii].  Тип 2 ТК услуг до 2004 г. осуществляли операторы, арендующие оборудование сети и в настоящее время отмена этого типа способствовала появлению большого количества пользователей различных телекоммуникационных услуг: по доступу к Интернет (ISP Services), интернет-телефония, услуги по ассимитричной абонентской линии связи (ADSL).

Как видно, телекоммуникационный рынок Японии развивается мощно, интенсивно, не сбавляя темпов. Число бизнесс-операторов ТК услуг постоянно растет, и, вследствие этого, растет и конкуренция на ТК рынке. В основном, добросовестной конкуренции поспособствовала государственная политика Японии, направленная на выстраивание свободной конкуренции среди ТК операторов, которая была инициирована в 1985 году Правительством Японии, основанной на идеи так называемой «усиленной конкуренции» (excessive competition»).

Для дальнейшей реализации реформ в информационно-телекоммуникационной индустрии  и телерадиовещания Правительство Японии совместно с представителями сторон, устанавливающие рамки деятельности в сфере телекоммуникаций и телерадиовещания заключили 20 июня 2006 г. соответствующие соглашение, на основе которого Министерство коммуникаций и продвигает дальнейшее исполнение реформ. К примеру, в сентябре 2006 г. была принята «Программа для осуществления реформы в коммуникационной и телерадиовещательной сфере», которая включает в себя четкий план действий до 2010 по определенным направлениям исполнения реформы, охватывающий и компанию NHK, а также телерадиовещание в целом, конвергенцию, телекоммуникации (Белая книга 2007 г).  

Стоит отметить, что государственная программа «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий»[lxxiv], направленная на развитие высокотехнологичных отраслей экономики, создание в стране технопарков в сфере высоких технологий в 2006 – 2010 гг.[lxxv], схожа с программой, которая в Японии еще в 1972 г. была направлена на создание «компьютеризированного города» (города-технополиса) в качестве модели информационного общества, а в 2001 г. в Японии было организовано пять так называемых информационных долин – комплексов, где обеспечива­ются активные контакты между разработчиками, производите­лями и потребителями информационно-коммуникационных услуг[lxxvi]. Поэтому всестороннее изучение японского опыта развития информационно-телекоммуникаицонной индустрии является особенно актуальным и интересным для изучения в России, поскольку в настоящее время и в России выстраивается и создается собственная модель информационного общества. Например, в России действуют такие государственные программы, как «Электронная Россия на 2002 – 2010 гг.» (2002), «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» (2006), а также приняты важнейшие правовые акты в сфере доступа, распространения, получения информации и защиты информации персонального характера: Постановле­ние Правительства РФ от 12 февраля 2003 г. № 98 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти», Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152 «О персональных данных», Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». На заседании Совета безопасности России 25 июля 2007 г. был представлен проект Стратегии развития информационного общества в России, разработанный Министерством информационных технологий и связи РФ, а 16 августа 2007 г. Правительством РФ был одобрен проект концепции формирования в Российской Федерации «электронного правительства» до 2010 г., также разработанный Министерством информационных технологий и связи РФ. В первом чтении Государственной Думой РФ 18 апреля 2007 г. был принят проект закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»[lxxvii].

В настоящее время Россия вступила на тот путь, который Япония уже про­шла к 2000 г. в плане определения направлений развития «информаци­онного общества», подготовки и принятия необходимого инфор­мацион­ного законодательства, оптимизации государственного управления с использо­ванием информационных сетей связи и Интернета (программа «Электронное правительство»), обеспечения правового механизма доступа граждан к информации и защиты персональной информации граждан, перехода к телевизионному вещанию в формате высокой четкости[lxxviii],  предос­тавления услуг мобильной связи третьего поколения[lxxix].

 



[i] В частности, в Резолюции генеральной ассамблеи (май 2006) японской Федерацией экономических организаций Кэйданрэн (Кэйдзай дантай рэнгокай), объединяющей крупнейшие компании страны и отраслевые ассоциации, было отмечено: «Политика, нацеленная на подъем Японии, должна основываться на науке, технологии и творческом потенциале. Большая международная конкурентоспособность страны должна достигаться через представление новых технологий, в том числе в таких областях, как информационно-коммуникационная»[i].

[ii] Маркарьян С.Б. «Электронная Япония». Японский опыт для российских реформа. 2002. Вып.2. с. 25.

[iii] Там же. С. 25.

[iv] Денисов Ю.Д.Япония в мировой науке и технике. Японский опыт для российских реформа. 1999. Вып. 1. с. 20.

[v] Молодякова Э.В. Япония на пути к информационному обществу. Япония: экономика, политика, общество на заре XXI века. М. 2003. С. 173. Маркарьян С.Б. «Электронная Япония». Японский опыт для российских реформ. М. 2002. Вып. 2. С. 27. 

[vi] Так, 7 июля 2000 г. Кабинетом министров было принято Распоряжение о создании в своей структуре Стратегического центра по развитию информационных технологий (или Стратегический штаб по развитию информационных технологий – IT Strategy Headquarters), председателем которого является премьер-министр Японии. В составе Стратегического центра был создан Совет по развитию информа­ционных технологий (IT Strategy Council), на который была возложена вся ответственность по практической реализации новой политики страны.

[vii] Решение Стратегического центра при Кабинете министров от 22 января 2001 г. См.: http://www.kantei.go.jp/forign/it/network/0122full_e.html

[viii] Белая книга Министерства общих дел и коммуникаций (Ministry of Internal Affairs and Communications – MIC) Information and Communications in Japan 2006. – Tokyo, 2006. P. 47.

[ix] Воронецкий Э.С. Анализ потенциала России в мировой информационной экономике: Дис. … канд. экон. наук. – М., 2000. С. 64.

[x] Japan’s New IT Reform Strategy and U-Japan. – Tokyo22 November, 2007. P.7.

[xi] Ё. Масуда видел этапы развития компьютеризации страны таким образом: цель информатизации состоит в укреплении обороноспособности, освоении космоса, объект информатизации – научно-техническая сфера, а приобретенные ценности – это  национальный престиж страны (1945–1970 гг.); цель информатизации состоит в развитии производства и обеспечении роста ВВП, объект информатизации – сфера управления, ценности – экономический прогресс (1955–1980 гг.); цель информатизации состоит в подъеме национального благосостояния, объект информатизации – единое общество, приобретенные ценности – социально-экономическое обеспечение (1970–1990 гг.); цель информатизации состоит в достижении всеобщей удовлетворенности, объект информатизации – члены общества как личности, ценности – свобода самовыражения. См.: Masuda Yoneji. The Information Society as Post-Industrial Society.Washington, 1983. P. 37.

[xii] e-Japan Strategy II.

[xiii] New IT Reform Strategy 2006 “Realizing Ubiquitous and Universal Network Society where everyone can Enjoy the Benefits of IT”. IT Strategy Headquarters. – Tokyo, 2006 (e-Japan Strategy-II).

См.: http://www.kantei.go.jp/foreign/policy/it/ITStrategy2006.pdf.

[xiv] Joel West, Jason Dedrick, Kenneth L. Kraemer. Back to the Future: Japan’s NII Plans. – Irvine, 1996.

[xv] Термин «информационное общество» в качестве названия нового типа общества Умесао Тадао предложил еще раньше – в 1961 г.

[xvi] Статья была опубликована в журнале Hoso Asahi (Umesao Tadao. Joho sangyo ron (Information Industry Theory: Dawn of the Coming Era of the Ectodermal Industry. – Tokyo, 1963), а затем в журнале Chuo Koron-sha в 1988 г. (Civilization Theory on Information. – Tokyo, 1988).

[xvii] Hayashi Yujiro. Johoka shakai: Hado na shakai kara sofuto na shakai («Информатизированное общество: от индустриального общества к интеллектуальному обществу). – Токио, 1969.

[xviii] Masuda Yoneji. The Information Society as Post-Industrial Society. – Washington, 1983. P. 29.

[xix] Ibid. P. 49.

[xx] Министерство общих дел и коммуникаций (Ministry of Internal Affairs and Communications – MIC) до 10 сентября 2004 г. имело название Министерство государственного управления, общих дел, почт и телекоммуникаций (MPHPT). Далее везде сокращенно – Министерство коммуникаций.

[xxi] Alistar S. Duff. The Japanese Contribution to Information Society Studies. Keio Communication Review. – Tokyo, 2000. № 22. P. 54.

[xxii] Маркарьян С.Б. Электронная Япония // Японский опыт для российских реформ. – М., 2002. Вып. 2. С. 26.

[xxiii] Алексеева И.Ю. Возникновение идеологии информационного общества // Информационное общество. 1999. – Вып. 1.

[xxiv] Simon Nora, Alain Minc. The Computerization of Society: a report to the President of France. – Cambridge, 1980 (На фр. яз. книга была издана в 1978 г.).

[xxv] Например, А.И. Черный говорит о первом применении термина «информационное общество» японским ученым К. Кохияма. См.: Черный А.И. На пороге информационного общества // Сборник трудов конференции «Информационное общество. Информационные ресурсы и технологии. Телекомму­никации». – М., 2000. С. 331–336. Об использовании термина «информационное общество» см: Мелюхин И.С. Информационное общество. – М., 1999. С. 14. О возникновении информационного общества в Японии см. также: Измайлова Е.В. Информация в коммерческих отношениях // Вестник МГУ. Сер. «Право». 2005. № 1. С. 62.

[xxvi] Алексеева И.Ю. Возникновение идеологии информационного общества // Информационное общество. 1999. Вып. 1.

[xxvii] Joel West, Jason Dedrick, Kenneth L. Kraemer. Back to the Future: Japan’s NII Plans. – Irvine, 1996.

[xxviii] Masuda Yoneji. The Information Society as Post-Industrial Society.Washington, 1983. P. 3.

[xxix] В целях реализации данного плана были созданы: исследовательский центр Национального института проведения исследований и Институт информационных технологий.

[xxx] Ё. Масуда также являлся директором Института развития использования компьютеров.

[xxxi] Masuda Yoneji. The Information Society as Post-Industrial Society. – Washington, 1983. P. 146–156.

[xxxii] Ibid. P. 75.

[xxxiii] Интересно, что в начале периода формирования в Японии теории информационного общества и концепции информатизации японскими учеными были проведены исследования по измерению уровня информатизации страны, которые в настоящее время кажутся по большей части наивными. Так, в 1968 г. Исследовательский институт телекоммуникаций и экономики Японии в Токио впервые предпринял попытку-эксперимент количественно измерить уровень информатизации страны посредством создания искусственного индекса информатизации. В 1970 г. Институт повторил это исследование и по его результатам был опубликован отчет. Отчет содержал данные индекса информатизации по показателям четырех основных факторов: числа информационных потоков (johoryo), степени распространения массовой коммуникации, уровня образования и подготовки коммуникаторов (специалистов), информационного коэффициента (соотношение между расходами на информационные услуги и прочими затратами семьи). Показатели этих факторов складывались из одиннадцати категорий статистической информации о количестве телефонных звонков, телевизоров, тиража газет и пр. на одного человека. Результаты исследования информатизации были проанализированы в одной из научных статей 1978 г. японским специалистом Наоюки Окада, который заметил: «Несмотря на то, что еще в 1965 г. Япония была на самом низком уровне информатизации, к 1970 г. уже разделила место с Западной Германией. Япония в сфере информатизации добилась значительных результатов, и в 1973 г. Япония уже была на втором месте после США». См.: Ito Youichi. Historical Comparisons of the Degrees of “Johoka” (“Informatization”): Implications for Modernization. Keio Communication Review. – Tokyo, 2000. № 22. P. 4.

[xxxiv] Тимонина И.Л. Программа технополис – теория и практика // Япония 1998–1999. Ежегодник. – М., 1999. С. 135.

[xxxv] Пшенников В. Стратегия информатизации // Япония сегодня. – М., 1996. С. 3.

[xxxvi] Japan. An Illustration Encyclopedia. – New York, 1993. P. 931.

[xxxvii] Надо сказать, что такие документы являются специфическими административно-правовыми документами, принимаемыми органами власти в качестве административного нормоустановления и организационного руководства с целью выполнения составленного плана. Подобные документы административно-правового характера фактически являются руководящими рекомендациями со стороны органа власти, которые на государственном уровне устанавливают определенные цели, обязательные для реализации. Такой вид административных документов является особенным для административного управления в Японии и более подробно будет рассмотрен в настоящем исследовании чуть ниже.

[xxxviii] Кумон С. Япония должна пересмотреть свои позиции. Доклад на симпозиуме по «мультимедийным коммуникациям и высокоскоростному интеллектуальному, передаваемому и общему компьютерному распространению до 2010 г.» (Токио. Сентябрь, 1994 г.).

[xxxix] В оригинальном тексте название Закона читается как Основной закон «О формировании передового информационного и телекоммуникационного сетевого общества».

 

[xl]Basic Guidelines on the Promotion of an Advanced Information and Telecommunications Society. – Tokyo, 1998.

[xli] Так, несмотря на то, что для развития коммуникационно-информационной индустрии благоприятными факторами являлись высокий уровень образования населения и высокая производительность труда, Япония, к примеру, по доступу к Интернету до 1998 г. значительно отставала от некоторых стран. В частности, по уровню доступа к Интернету Япония была всего лишь на 14-м месте после таких стран, как Австралия, Бермудские острова и Сингапур, но при этом продолжала лидировать в инновационной сфере, т.е. в сфере науки и техники.

[xlii] Михайлов А.А. Развитие коммуникационно-информационной технологии в Японии: проблемы и достижения // Япония 1998–1999. Ежегодник. – М., 1999. С. 156.

[xliii] Михайлов А.А. Развитие коммуникационно-информационной технологии в Японии: проблемы и достижения // Япония 1998–1999. Ежегодник. – М., 1999. С. 155, 157.

[xliv] Так называемая система i-mode. Такая система была введена компанией МТС в России в 2005 г., но не получила распространения, и заключение контрактов, связанных с такой информационной услугой, было прекращено спустя чуть более полугода.

[xlv] К примеру, в Японии компанией «Мацусита» была представлена первая цифровая книга в 2003 г., представляющая собой устройство в виде двух жидкокристаллических мониторов общим весом 550 г., а также использование мобильной связи третьего поколения (впервые в Японии были представлены к продаже в 1999 г. мобильные телефоны с новой услугой i-mode с возможностью доступа в Интернет). В России и Европе услуга i-mode появилась лишь в 2005 году.

[xlvi] Данные Международного союза по телекоммуникациям, 2002 г.

[xlvii] С 1999 г. Министерство коммуникаций и Министерство юстиции Японии также начали работу по созданию электронно-сертификационной системы, для того чтобы установить правовые основы, позволяющие использовать электронную подпись, и тем самым развивать направление электронной коммерции в Японии.

[xlviii] В 1999 г. полицией Японии в сотрудничестве с Министерством коммуникаций и Министерством экономики, торговли и промышленности была также инициирована разработка правовой системы по защите несанкционированного доступа к информационным сетям.

[xlix] Распоряжение о создании Стратегического центра по развитию информационных технологий было принято 7 июля 2000 г.

См. официальный сайт Кабинета министров Японии: http://www.kantei/go.jp/foreing/it_e.html

[l] Weekly Japan Newsletter // Kyodo News. September 29, 2000. Vol. 50, - № 39. P. 1.

[li] Japan Plans to Strengthen Domestic IT Development / Nikkei Weekly. 31 July, 2000. P. 5.

[lii] Shumpei Kumon, Tadao Saito, Tsuruhiko Nambu, Norimasa Shimada, Jiro Kokuryo, Yasuhide Yamanouchi. Japan and Information Society in the Age of Information Revolution. – Tokyo, 1998. P. 40.

 

[liii] Интересно, что как в российской, так и в японской литературе, касающейся изучения информационной сферы, встречается ссылка на пользователя Интернета – «виртуальный субъект» в России (См.: Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право. – М., 2005. С. 141) и «сетянин» в Японии. Первым термин «сетянин» (netizen) использовал Майкл Хаубен, профессор Колумбийского университета, в 1993 г. Однако его публикация относительно «сетянина» – пользователя компьютерных сетевых коммуникаций, отождествляющего себя с частью единого глобального пространства, получила очень широкий отклик японских исследователей информационного общества и информатизации Японии, в частности, профессора Сюмпэй Кумон Института глобальных коммуникаций в Японии.

[liv] Shumpei Kumon, Tadao Saito, Tsuruhiko Nambu, Norimasa Shimada, Jiro Kokuryo, Yasuhide Yamanouchi. Japan and Information Society in the Age of Information Revolution. – Tokyo, 1998. P. 39.

[lv] По развитию новых средств массовой информации с использованием новейших телекоммуникаци­онных технологий и быстрой, интенсивной передачей большого количества новостной и иной информации к 1993 г. Япония уже являлась одной из лидирующих стран в мире. См.: Japan. An Illustration Encyclopedia. 1993. P. 931.

[lvi] Тимонина И.Л. Информационная революция и становление новой экономики //Японский опыт для российских реформ. – М., 2002. С. 9.

[lvii] В настоящее время право граждан на доступ к информации регулируется двумя законами, которые были приняты Парламентом Японии 7 мая 1999 г. и обнародованы 14 мая того же года: Законом № 42 «О доступе к информации, находящейся в ведении административных органов власти» и Законом № 43 «О развитии законодательства относительно Закона «О доступе к информации, находящейся в ведении административных органов власти» (1999). Проекты этих законов были представлены на рассмотрение на 142-й сессии Парламента 27 марта 1998 г. и после нескольких месяцев обсуждения одобрены на 145-й сессии Парламента Японии. Законы вступили в силу только спустя два года после их принятия и обнародования.

[lviii] Законы «О телерадиовещании» (1950), «О радио» (1950), «О регулировании услуги кабельного звукового вещания» (1951), «О кабельном телевизионном вещании» (1972), а также Указ Кабинета министров «Об исполнении закона «О телерадиовещании» от 25 мая 1950 г. № 163; «Необходимые стандарты для созданных телерадиовещательных станций» (Правила, принятые Комиссией по регулированию радио № 2 от 1 декабря 1950 г.); Положения об исполнении Закона «О телерадиовещании» (Правила, принятые Комиссией по регулированию радио № 10, 30 июня 1950 г.); Положение об исполнении Закона «О регули­ровании деятельности услуги кабельного звукового радиовещания», принятые Комиссией по регулиро­ванию радио № 3, 1951 г.); Постановление Министерства коммуникаций № 17 от 1957 г. и №55 от 1953 г. «Об исключениях о предупреждении относительно оборудования и услуги кабельного звукового вещания»; Указ Кабинета министров № 441 «Об исполнении закона «О кабельном телевизионном вещании» (1972); Положение об исполнении Закона «О кабельном телевизионном вещании»  № 40 (1971); Поста­новление Министерства коммуникаций № 4 от 1973 г. «Об исключениях предупреждения относительно оборудования и услуги кабельного вещания»; Указ Кабинета министров № 17 от 2002 г. «Об исполнении Закона «О телерадиовещании с использованием телекоммуникационной услуги»; Положение Министерства коммуникаций № 5 «Об исполнении закона «О телерадиовещании с использованием телекоммуникацион­ной услуги» (2002); Постановление Министерства коммуникаций № 62 «О публичном извещении  о Центре программного вещания в соответствии с п. 1 ст. 52 Закона «О телерадиовещании» (2001).

[lix] Закон «О контроле использования информации и коммуникационных технологий для сохранения документов в частном секторе» касается технической стороны регулирования порядка сохранения документов на электромагнитных носителях, методики обработки информации с использованием информационно-коммуникационных технологий.

[lx] Crimes in Japan in 2004. – National Policy Academy. – Tokyo, 2004. P.8.

[lxi] Закон об ответственности провайдеров Интернета устанавливает, что интернет-провайдер не несет ответственность за утечку информации, если только сам не явился причиной такой утечки по техническим причинам. Министерство коммуникаций также принимает всесторонние меры против рассылки на мобильные телефоны и компьютеры электронной почты рекламного характера без согласия их получателя (спам). Такие меры включают принятие соответствующего Закона «О регулировании передачи определенной электронной почты» (2002) (закон против спама), систему саморегулирования в частном секторе, развитие технологий защиты и международное сотрудничество по этому вопросу. Против фишинга в Интернете с целью получения персональной информации и создания поддельных веб-сайтов на прави­тельственном уровне также предпринимаются меры. Так, с 2005 г. Министерство коммуникаций совместно с провайдерами Интернета постоянно проводит совещание «группы по обеспечению контрмер против фишинга» с целью обмена информацией и принятия согласованных мер по борьбе с нарушением права на защиту персональной информации. В свою очередь Правительство Японии взяло на себя ответственность по созданию мер защиты информации и в составе Администрации Кабинета министров в апреле 2005 г. был сформирован Национальный центр по инфор­мационной безопасности, а в мае 2005 г. – Совет по политике информационной безопасности в составе Стратегического центра по развитию информационных технологий.

[lxii] В Японии также обеспечивается правовая защита пользователей телекоммуникационных услуг от так называемых телефонных звонков с предложениями коммерческого характера (wangiri calls). Так, в декабре 2002 г. вступили в силу изменения, внесенные в Закон «О коммерческой деятельности в сфере телекоммуникаций», которые установили уголовную ответственность за звонки, сделанные наугад продавцом потенциальным клиентам с целью продвижения своей продукции.

[lxiii] White Paper 2006: Information and Communications in Japan “Ubiquitous Economy”. Ministry of Internal Affairs and Communications. – Tokyo, 2006. P. 53.

[lxiv] Ruth Talpin, Masako Wakui. The Japanese Telecommunications Industry.  – New York. 2006. P.1.

 

[lxv] Ruth Talpin, Masako Wakui. The Japanese Telecommunications Industry.  – New York. 2006. P.3.

[lxvi] Здесь приводится неполный перечень нормативно-правовых актов, регулирующих телекоммуникационную сферу, а лишь базовые правовые документы. В общей сложности, телекоммуникационное законодательство Японии на сегодня представлено около 38 законами, постановлениями Кабинета министров и распоряжений и инструкций Министерства коммуникаций.   

[lxvii] Ruth Talpin, Masako Wakui. The Japanese Telecommunications Industry.  – New York. 2006. P.16.

[lxviii] Ibid. P.5.

[lxix] Данные на август 2007 года. Доклад Atsushi Umino.  Japan's New IT Strategy and u-Japan. 22 November 2007. P.20

[lxx] http://www.soumu.go.jp/joho_tsusin/eng/Statistics/pdf/071218_1.pdf

[lxxi] От ожидаемого регулирования к фактическому регулированию.

[lxxii] Или LRAIC – Long-Run Average Incremental Cost. Метод долгосрочного возрастания затрат при расчете чистой стоимости предоставляемого уровня универсальной услуги на ТК рынке. Одна из моделей расчета затрат на предоставление универсальной услуги. 

[lxxiii] К стандартам оборудования такой сети относятся Wi-Fi, WiMAX (протокол широкополосной радиосвязи), Netsukuku.

[lxxiv] Государственная программа «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» одобрена Распоряжением Правительства РФ от 10 марта 2006 г. № 328 // Собрание законодательства РФ. 2006. № 11. Ст. 1226.

[lxxv] Технопарки в сфере высоких технологий планируется создать на территориях Московской, Новосибирской, Калужской, Тюменской областей, Республики Татарстан и г. Санкт-Петербурга (п. 6 Распоряжения Правительства № 328).

[lxxvi] Это – Долина Саппоро, Диджитал Даймё 2000 (г. Фукуока), Форест Элли (преф. Иватэ), Долина Син-Осака, Битовая долина (район Сибуя г. Токио). См.: Тимонина И.Л. Информационные технологии: новые возможности региональной экономики и управления / Японский опыт для российских реформ. – М., 2001. Вып. 2. С. 9.

[lxxvii] Проект закона был разработан и внесен на рассмотрение в Государственную Думу РФ на основе Распоряжения Правительства РФ от 18 января 2007 г. № 44-р.

[lxxviii] Которое способствует, по словам министра связи Л.Д. Реймана,  «осуществлению конституционного права каждого гражданина страны на получение информации». См.: Услуги связи стали более доступными и качественными. Интервью с Рейманом Л.Д. / Российская газета. Приложение «Экономика, связь и телекоммуникации» от 26 июля 2007 г. Еще в 1980 г. телевидение высокой четкости впервые появилось в Японии, а первые услуги мобильной связи третьего поколения стали впервые предоставляться в Японии в 2001 г.

[lxxix] С 2007 г. в России также началась активная подготовка к использованию мобильной связи третьего поколения (G3) и переходу страны к 2015 г. на телевизионное вещание в формате высокой четкости. В Японии мобильная связь G3 была представлена в 2001 году.